Анна Певцова (pevtsova) wrote,
Анна Певцова
pevtsova

На сколько вы восприимчивы?

Оригинал взят у ilyavaliev в На сколько вы восприимчивы?
Много ли вы вспомните по-настоящему ранимых, нежных, но при этом сильных духом и характером девушек из вашего окружения? Думаю, нет. Их мало. Хочу рассказать о той, которая покорила мое сердце. Это Лена Чехова. Не настоящая. Выдуманная.

Мне повезло - я одним из первых в мире посмотрел "Класс коррекции", пока еще на закрытом показе.





И вовсе не кино о тяжкой судьбе детей-инвалидов. Это рассказ о горечи первой любви на фоне констатации фактов. Школа, где учатся дети - не такие, как все, - похожа на тюрьму и в то же время совершенно не оборудована. Истеричные учителя понятия не имеют, что делать с особыми детьми. А дети остаются собой. Как всякие подростки, они делят власть, привлекают к себе внимание этого мира, любят и мстят...

Даже здоровый подросток - буря гормонов и противоречий. Особый ребенок из любящей семьи - это уже сложнее. А вот такой вот "класс"?

Имеют ли подростки право на секс? А какие подростки? А такие подростки, которые не такие?
Дети, которым боль и страх - нормальное сопровождение с раннего детства, жизнь в виде процедур, уколов и анализов, ноющего тела, слабости - то естьпониженный уровень адреналина, это он зовет их на подвиги, которые не всякий здоровый подросток даже и выдумает.
Это она, привычка терпеть и чувствовать боль, заставляет героев испытывать нешуточные страсти.
Ромео и Джульетта - скромные барашки на фоне главных героев "Класса коррекции", поверьте. Конечно, тут немалую роль сыграл и возраст режиссера Ивана Твердовского. Ему 25 лет, и он, конечно же, еще помнит, что такое быть подростком. Гениально, что он понял, как быть подростком, который не такой, как все.

Нет, фильм не о том, "где деньги на нормальные школы", и не о том, "можно ли перемешивать здоровых с больными". Да, можно, и дети помогают друг другу. Здоровые сами себя приучают оказывать помощь особым... Фильм о том, чего НЕ должно быть.

Хорошо помню, как в детстве мы боялись молодую девушку, старшеклассницу. Только из-за того, что она ходила на протезах. У нее была странная походка вперевалочку и непропорционально короткие ноги. Мы так ее боялись, что завидев издали, обходили стороной. Про нее ходили страшные слухи. Нам было не больше семи-восьми лет... Эта девушка, скажу я вам, впоследствии удачно вышла замуж и родила двоих детей.

Но я помню, какой она внушала страх. Я хорошо понимаю, что право инвалидов на обычные чувства - от великой любви до легкой интрижки - общество не отрицает вслух, но не воспринимает духовно.

Все испытывают страх перед инвалидностью, телесной немощью. Хоть немножко.
Страх, который заставляет бить по лицу девочку-колясочницу - она ведь не просто создала проблему, она еще и не такая!
Вот была бы "такая" - отделалась бы выговором.
Это - страх училки и за нее, и за себя, и страх чужой телесной немощи.

Страха быть не должно.
Изумленной рыбоглазой уборщицы, которая докладывает, что кто-то там "в туалете трахается", - быть не должно.

Не надо боятся подростков, ни обычных, ни особых.
И резерваций не надо.
Беречь чужую юность - это для взрослых, и я сейчас не только и не столько про возраст. Как, собственно, и фильм.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments